dmitry_shumilov (dmitry_shumilov) wrote,
dmitry_shumilov
dmitry_shumilov

Category:

Господин Камерун. Искушение ритмом. Часть вторая

День. Коротенький бака шустро бежит перед нами, шлепая своими босыми ногами по тропинкам белого песка центральноафриканских джунглей. Мы переходим два ручья, долго идем по лесу, после чего выходим к деревянной платформе, приподнятой над огромной площадкой на которой – невероятно – скопилось более сотни слонов. Мы забираемся на платформу, расположенную на высоте приблизительно пяти метров над уровнем поляны и погружаемся в наблюдение за величавыми животными.

Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня

Слоны приходят сюда, так как здесь, под слоем грязи и навоза – крупное соляное озеро. Животные обожают минеральную соль, они проводят весь день на солончаке, плавно раскапывая хоботами вековые отложения и лакомясь ими, как лучшим деликатесом. Время от времени они закидывают куски грязи себе на спину, чтобы защитить себя от палящего солнца, которое особо ощутимо в этом влажном климате на открытых пространствах. Я нюхаю время от времени табак и пигмей, видимо ощутив во мне родственную душу, через несколько часов подходит ко мне и спрашивает сигарет. «Вы же сами сказали, что здесь нельзя курить, иначе слоны разбегутся!» «Нее, мы уйдем подальше в джунгли», он радостно кивает и улыбается во весь свой широченный рот. «Ну пошли!» Он шустро сбегает по лесенке и быстро углубляется в лес. Я еле поспеваю за ним. Пройдя минут пять, он останавливается и мы закуриваем. «А вы там табак нюхаете, в деревне?». Он радостно кивает. «А марихуану курите?» Он удивленно смотрит на меня, раскрыв рот и подняв брови – совсем умильное выражение лица! «Марихуанна. Ганжа» я вспомнил африканское название конопли. Я показываю затяжку, а потом изображаю помутнение рассудка. «А да!» радостно воскликнул он «Очень, очень много! Все время, все время курим! Она очень хорошая! Мы все курим», радовался он. Да, так я и думал. «И мужчины и женщины?» «Не, только мужчины. Женщины – нет!» Ну что ж, оно может так и верно, подумал я, и мы стали возвращаться, потушив сигареты и закопав их в палые листья.

Я ехал обратно в лагере в кузове и общался с одним из проводников, уворачиваясь от колючих веток. «Как сейчас обстановка в ЦАРе?» «Все отлично. Ты можешь услышать от других, будто у нас много проблем, действительность совсем другая. Просто камерунцы хотят, чтобы ты приезжал в Камерун. Бандитов больше нет на дорогах, а полицейские стали намного спокойнее». «А животные? Какие здесь национальные парки?» «Здесь множество зверей. Кроме Дсанга-Санга есть и другие великолепные национальные парки, развитая инфраструктура и сносные дороги». «Мой друг очень любит мангобеев! Мечтает их увидеть. Он ими просто бредит». «Да», улыбается наш проводник, «я уже понял. Он долго допытывался у меня, какое священное животное у моего рода, и, наконец, посоветовал мне молится священному мангобею, чтобы все у меня было хорошо!» Мангобеи – это небольшие хвостатые обезьяны. Они дружелюбно и безбоязненно относятся к людям, что отличает их от других обезьян. Мангобеи, как и люди со своей стороны, ищут точек соприкосновения с человеком, стремятся к общению с ним.

Вечером, до заката, мы поехали в деревню пигмеев, расположенную неподалеку от нашего лоджа. И здесь нас ждали танцы – полтора десятка наряженных в соломенные юбки дам народа бака водили хороводы перед нами и толпой земляков. Несколько блестящих музыкантов создавали звуковое сопровождение для этого зрелища.
Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня

Автор фото Татьяна Юринова
Мы общались с пигмеями, вглядываясь в их татуированные лица, отвечая на улыбки заточенных зубов-клыков, я искал в них что-то родное, общечеловеческое, что-нибудь, что роднило нас хотя бы на самом базовом уровне.
Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня

Автор фото Татьяна Юринова
Альбом: камерун. Саша и Таня

Автор фото Александр Иванов
Несколько детей прибилось ко мне, зачарованно наблюдая за камерой, на которую я снимал танцы. Они глядели в экран и воспринимали как чудо, что он отражает то, что сейчас происходило перед нами. Они тыкали в экран пальчиками, замечая все больше общего с окружавшей нас действительностью. Я направил камеру на них и перевернул экран таким образом, чтобы они могли видеть записываемое видео. Они пришли в полный восторг, смешанный с испугом у некоторых и с изумлением у всех. Когда я легонько перемещал камеру от лица к лицу их удовольствию просто не было предела – на плоском экране появлялись лица из товарищей и это было для них равносильно чуду.
Альбом: камерун. Саша и Таня

Автор фото Александр Иванов
Я лежу ночью в своей келье, а вокруг – нескончаемая музыка. Я долгое время не могу разобрать, гуляет ли то Баянга – деревня неподалеку, или то шум леса и берега реки – стрекот цикад, ритмичное квакание сотен лягушек, гипнотические крики птиц. Мое утомленное сознание явно пребывало в измененном состоянии. Я слышал, очевидно, музыку, а потом понимал, что то лягушки или кузнечики, потом вдруг вновь в этих звуках распознавал музыку барабанов и даже вроде какие-то слова песен… Смысл терялся с каждой секундой и постепенно я расслабился, поняв, что то не имеет значения. Музыка, которую можно здесь слышать, родилась из звуков природы, она постоянно черпала в ней свое вдохновение – стук клювов, сопение влажных носов, кваканье, чавканье болот, шелест листвы, стрекот насекомых, плеск мангровых веток в реке…
Утро. Мы идем в лес наблюдать за гориллами. На этот раз мы поделились на группы по три человека в каждой, чтобы не испугать осторожных животных. Мы пару раз поменяли гидов прямо в лесу, пока дошли к семье наших ближайших биологических сородичей. Мы не сразу это поняли. Гиды остановились под деревом и принялись ждать. Через пару минут, я поинтересовался, можем ли мы идти дальше, на что один из них мне ответил – «а мы уже пришли» и указал на дерево. Вглядевшись в крону, мы обнаружили там копошащуюся в ветвях крупную черную обезьяну.
Альбом: камерун. Саша и Таня

Через некоторое время она спустилась и мы подошли поближе. Она поедала какую-то растительность, время от времени отрываясь от трапезы, чтобы понаблюдать за нами. Она взирала исподлобья, наклонив голову вперед, подобрав подбородок, и казалось, что в ее взгляде сквозит некоторый укор – что было, скорее всего, просто иллюзией восприятия. Побродив немного поблизости, мы нашли самца, который апатично восседал на листьях и особо не обращал на нас внимания, более того, в какой-то момент он демонстративно развернулся спиной к нам, утомленной должно быть нашим присутствием. Эта семья привыкла к людям – поблизости был лагерь ученых, которые часто приходили смотреть на них. Там мы немного отдохнули и нашли в зарослях рогатого хамелеона.
Альбом: камерун. Саша и Таня

Альбом: камерун. Саша и Таня


Вечером мы вновь поехали к пигмеям,
Альбом: камерун. Саша и Таня


пошли с ними на реку порыбачить. Рыбачат они тоже как инопланетяне. Бака выходят на небольшой ручей в лесу, находят место, где он расширяется и начинают строить запруду из ила и веток, образуя в русле карман стоячей воды. Когда запруда достроена, они начинают тазами вычерпывать из нее воду, сливая ее в ручей. Вычерпав всю воду, они обыскивают илистое дно в поисках рыбы, попавшейся в ловушку запруды. При нас они достали несколько мальков, но сделали это буквально за полчаса. За серьезной добычей бака уходят глубоко в лес и долго могут искать нужный ручей. Этот процесс можно наблюдать у меня на видео в журнале. Называется оно «рыбалка у пигмеев бака». Мы уехали, подвозя заодно для кого-то странный фрукт.
Альбом: камерун. Саша и Таня

ЦАР оказалась значительно более уютным местом, чем я ожидал. Здесь я вновь встретил белых, которые выбрали Африку в качестве своего дома. Один из них – Грег Фосетт – голливудский продюсер, в прошлом каскадер и дрессировщик, канадец по происхождению, который поселился здесь после съемок фильма «Oka Amerikee» про человека жившего 25 среди пигмеев и теперь был занят написанием книги, готовясь, похоже, повторить судьбу своего героя. Мы заобщались, почувствовав друг в друге родную душу. «Больше всего я скучаю по своим мотоциклам. У меня три Харлея», он положил руки на воображаемый руль и прищурился от удовольствия. «Да, больше всего я хочу сейчас сесть за руль мотоцикла… настоящего мотоцикла, а не этих корейских подделок, которые ездят здесь». «Я так и знал, что ты байкер. Я мечтаю о мотоцикле с детства. В Индии я научился водить его, и стал хотеть настоящий мотоцикл еще сильнее». «Да! Тогда ты просто должен приехать в штаты и…». «Проехать по шоссе 66? Это моя мечта». «Да! Это нечто». Он зажмурился. «Ты едешь, вокруг тебя вся Америка – пустыни, леса, города… Ветер». «А можно ли ехать без шлема?» «В Калифорнии – нет, но в Неваде ты можешь снять шлем и нормально прохватить». Грег много и с чувством рассказывал об Африке, о бака (он называл их «баяка»), о фильме, который скоро выйдет в прокат. На прощание он стукнул мне кулаком в кулак. «Я думаю, ты отличный проводник» молвил он «ты сильный и страстный человек, а в твоем деле это важно».
Мы покидали Доли Лодж.
Альбом: камерун. Саша и Таня

Автор фото Татьяна Юринова
Обратное путешествие по реке прошло без особых приключений, снова небольшие торги на выезде из ЦАР привели меня на заднем сиденье мотоцикла в участок жандармерии, где я снова дал немного денег и наблюдал как одутловатый жандарм, отмахиваясь от мух, кропотливо заполняет данные паспортов. От Либонго мы ехали на джипе, который ждал нас уже там, выехав утром накануне. Именно в единственном числе – логистические сложности спровоцировали нас погрузится на один пикап – вместе с нашим гидом и человеком, которого мы просто подбрасывали по дороге, нас было четырнадцать человек в одной машине. Мы ехали сквозь экваториальный лес в течение трех часов, когда наконец встретились с другими двумя машинами и продолжили свою дорогу в несколько более привычных условиях.
По дороге у нас случилась достаточно любопытная остановка. На одном из постов один из наших водителей – месье Стефан вышел из машины и, сердечно поприветствовав полицейского как старого друга, удалился с ним в здание. Когда он вернулся, в руках он держал 2 темные жесткие пластины неправильной формы. Я и несколько моих спутников подошли поближе.
При ближайшем рассмотрении стало очевидно, что эти пластины – не что иное, как вяленые туши животных. В одной можно было угадать обезьянку, когда на ссохшемся, обтянутом почерневшей тонкой кожей черепе второй виднелись крохотные острые рожки – когда-то это была молодая антилопа. Шоу продолжалось. Господин Стефан открыл капот пикапа и, напевая, принялся привязывать пластины к трубам системы охлаждения. «Это оберег? Теперь мы не будем ломаться?» пошутил я. Он улыбнулся. «Это очень вкусная дичь. Моя жена мне приготовит ее так, что пальчики оближешь», заявил он своим высоким ангельским голосом. «А зачем ты кладешь ее сюда?» «Она еще не вполне сухая. Надо просушить получше». Он захлопнул капот и пошел за руль. «Кроме того, если полиция найдет такое, она посадит человека и ему придется заплатить штраф. Но меня не посадят, добавил он. Я – специалист по безопасности. У меня есть связи». «Что значит - специалист по безопасности?» «Это значит, что если вам попробуют причинить вред, я вступлюсь за вас» «Ты наверно хорошо дерешься? Если что случится, будем драться спина к спине» Этот дюжий молодец рассмеялся своим высоким смехом. «Я буду разговаривать, я знаю как решать такие вопросы мирным путем» «А если это не поможет?» «Нет, если что случится, мне не придется драться. Я знаю такие точки на теле, нажав на которые можно убить человека. Я не буду их показывать». Если бы наш разговор услышали участники группы, думаю они бы оробели и благословляли месье Стефана. Возможно, для того он это и говорил – чтобы я ощутил его незаменимость. Я похлопал нашего защитника по плечу и залез в свою машину.
Альбом: камерун. Саша и Таня


Альбом: камерун. Саша и Таня

Мы остановились в небольшой деревне пофотографировать – в основном там были дети, которых обычно веселит фотосъемка. «Вы здесь играете в футбол?» «Да, да!». Ко мне вскоре подошел парень постарше. «Месье, мы очень бедны. У нас даже нет мяча. Дайте нам денег». Насколько обычна эта ситуация для Африки. Они хотят денег от белых, потому что белые богатые, а они бедны, и ты белый в этом виноват. Самое интересное, что это действительно почти так. Белые виноваты не в том что богаты, а в том, что они показались в Африке со всеми своими богатствами. Черные, посмотрев на все это, решили, что их одежда убога, из жилища ветхи, их оружие примитивно, а их еда невкусна. Что настоящая жизнь – это жизнь белого. Поэтому когда черный с укором говорит мне, что у него нет денег, я чувствую некоторую вину за своих предшественников, которые появились здесь когда-то и породили зависть в этих наивных сердцах. Впрочем, за месяцы пребывания на континенте и после тысяч этих просьб, чувство вины, конечно, притупилось.
В какой-то момент мы остановились в очередной деревне, чтобы прикрутить отваливающийся «кенгурятник» на одной из машин. Несколько женщин окружили машину и стали тыкать в меня пальцами, точнее кричали что-то мне, а тыкали пальцами в мой барабан, который я зажимал между ног (места в багажнике для него не хватало). Они били себя по коленям, кричали что-то и были нетрезвы. Я вышел из машины к ним навстречу. Они быстро обступили меня, не прекращая кричать и напевать. У каждой из них на шее болталась пустая картонная коробка из-под вина. Они били себя по коленям очень яростно и тыкали в мой барабан. Я присел на землю перед барабаном и начал настукивать какой-то несложный ритм. Тут же некоторые запели, а другие принялись топать босыми ногами в пыли. Та, которая пела, периодически сбивалась, разумеется, по причине моих погрешностей в ритме. Наконец, она закричала нетерпеливо: «ты не знаешь как! Дай я!» И, поддерживая одной рукой пестрое платье, принялась бить по барабану второй. Некоторое время она проделывала это, потом ей видимо надоело и она отбежала в сторону. Круг снова сомкнулся вокруг меня. Девушки (а это были в основном именно они) окружили меня и громко кричали. Одна свистела в красный свисток прямо мне в ухо, в то время как другая тыкала в меня пальцем и что-то орала. Я приказал свистку замолчать и шлепнул по пальцу бесцеремонную девушку. «Не показывай на меня пальцем! Это плохо!» отчитал ее я. Она захихикала, и подружки поддержали ее. Наконец я понял, что она пыталась выведать как меня зовут и говорила свое имя, но от возбуждения вместо того чтобы просто спросить, прибегла к такому первобытному способу. Мы начали знакомство, я представился, они громко, почти в крике представились по кругу, широко улыбаясь и хихикая. «Играй, продолжай играть!» вскричала одна из них. У всех, повторюсь, на веревочках на шее болтались либо смятые коробки из-под вина либо пустые пластиковые бутылки. «Что у вас случилось?» поинтересовался я. «Вы что-то празднуете?» «Похороны!» закричали девчонки наперебой. «Это похороны. Ее тетя умерла» вопили они, показывая на свою товарку, которая тоже громко кричала и веселилась. «Играй! Играй еще!» И они затопали черными ногами в светлой пыли дороги.
Мы останавливались вновь в отеле «Слон» в Йокодуме, после - в лодже городка Ломье. Ночью я выходил из номера и слушал музыку далекой дискотеки. Играли счастливые, бесконечные ритмы, а на дворе был серебристый туман, лежавший почти на земле, из него призрачно росли пальмы и одноэтажные постройки лоджа. Чувствовалось, что и я удаляюсь от Африки, начиная свое возвращение домой.
Последний полный день мы провели в Лимбе, на пляже. Вновь черный песок, вновь рыба гриль. Вновь закат, наблюдаемый из волн океана, вместе с десятками черных и белых тел. Почему-то запомнился американский солдат, который тащил на спине свою черную содержанку. Она обвила ногами его круп и шептала что-то на ухо, иногда разражаясь смехом, а он улыбался и медленно ступал в волнах и иногда не совсем знал, в каком направлении сделать новый шаг. В этот момент можно было осознать, как много изменилось в мире, где пару-тройку столетий назад с этих же берегов увозили тысячами предков этой девушки в качестве рабов для предков этого парня. Думал ли кто-нибудь об этом сейчас? Имело ли это значение? Одна из бесчисленных тайн Африки тонула в черных глубинах.
Утром мы в некотором сумбуре доехали до аэропорта, и торопливо попрощались с нашими сопровождающими – гидом Самми, шофером Стефаном и главным шофером Моисеем, проведшим нас через джунгли к земле обетованной. Третьего шофера – господина Апполинера – в тот день не было. Взойдя на борт, мы приготовились к перелету в Эфиопию, в Аддис-Аббебу, где собирались провести еще одни африканские сутки.
Tags: Африка, Камерун, африканские барабаны, африканский танец, культура, первобытные племена, пигмеи, приключения, путешествия, экватор, этнография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments